Preloader

Заморозка vs конфискация. Как в мире отбирают связанную с РФ собственность

Почти сразу после начала Кремлем широкомасштабной войны в Украине за границей начали то и дело — в порядке санкций — «забирать» имущество и активы страны-агрессора, а также причастных к ней влиятельных лиц и компаний, пишет Дело.

Самое известное такое «забирание» касалось, конечно же, золотовалютных резервов (ЗВР) РФ. Впрочем, самое главное брать это самое «забрали» в кавычки, так как речь идет не о конфискации яхт, недвижимости олигархов и политиков или активов компаний, ЗВР, а об их заморозке, аресте.

Заморозка — это всего лишь временное лишение владельца права распоряжаться своими активами или имуществом, напоминает в разговоре с Delo.ua глава аналитического центра Института законодательных идей Татьяна Хутор.

Конфискация — гораздо более глубокое вмешательство в право собственности. И это отличие касается имущества и активов как частных лиц и компаний , так и государства (в нашем конкретном случае — резервов центробанка РФ). О лишении права собственности пока речь не идет.

Имущество может быть годами заморожено, чтобы некоторые лица не имели к нему доступа, чтобы как-то повлиять на поведение владельцев. И даже когда возникла идея предоставить арестованную недвижимость для проживания украинским беженцам, все оказалось гораздо сложнее.

Речь идет о случае, который имел место в середине марта, когда французский активист Пьер Афнер проник на виллу «Альта Мира» в Биаррике, принадлежащей Екатерине Тихоновой — дочери Владимира Путина. Активист сменил замки и заявил, что вилла готова принять тех, кто убегает от режима диктатора. Но французская полиция не заставила себя ждать и вывела активиста за территорию имения.

Но о конфискации и здесь речь не идет, а просто о распоряжении имуществом на период его ареста. Та же история и с российскими золотовалютными резервами, которые Украина надеется получить в качестве компенсации ущерба, нанесенного российской агрессией.

«ЗВР РФ как раз заморожены, а не конфискованы. Происходят большие дебаты вокруг того, можно ли их конфисковывать и какую правовую основу для этого выбрать. Сложностей масса. Если США нарушат право собственности какой-либо страны, то создадут прецедент и пример для других», — добавляет она.

Передача ЗВР РФ Украине — вопиющий прецедент?

В украинском законодательстве конфискация имущества и активов РФ и связанных с ней лиц уже предусмотрена, но этого нет в законах других стран, которые только разрабатывают этот механизм, решая, что и у кого будут конфисковывать. И будут ли делать это вообще, поскольку опыт применения такого вида санкций невелик.

Как напоминает нам в комментарии эксперт по конституционному праву Александр Марусяк, по поводу конфискации валютных резервов центробанков история знает три наиболее громких случая, когда активы стран-преступников не только замораживались, как сегодня ЗВР РФ, но и передавались другим лицам.

«Напомню, что еще в 2003 году было арестовано $1,7 млрд с ЗВР Ирана, которые впоследствии были направлены на помощь жертвам терроризма. Второй прецедент был в 2019 году, когда в Венесуэле режим Николаса Мадуро подавил массовые народные протесты против фальсификации выборов», — говорит он. После этого США и Великобритания арестовали валютные резервы центробанка Венесуэлы, которые были переданы в распоряжение лидера оппозиции Хуана Гуайдо. «Третий прецедент — когда талибы захватили власть в Афганистане. Тогда США арестовали $7 млрд золотовалютных резервов этой страны. С февраля этого года эти средства начали использовать для помощи людям, пострадавшим от действий талибов», — напоминает эксперт.

Татьяна Хутор подтверждает, что сегодня в США идут большие дебаты относительно того, можно ли, и если да, то каким образом конфисковывать активы РФ как государства.

«Также идут дебаты по поводу конфискации яхт российских олигархов, потому что есть страх нарушить право собственности, на котором основывается весь демократический мир. Даже внутри Европы страны предлагают в отношении конфискации свои приемы», — отмечает она.

Она особо подчеркнула: для того, чтобы решение, которое будет принимать украинский суд по поводу активов и имущества РФ и причастных к ней лиц, признавали и выполняли, нужно, чтобы в других странах действовали аналогичные нормы.

«Украина должна быть флагманом новой модели конфискации и предлагать ее миру, но для того необходимо, чтобы эта модель была качественной. Тогда будет гораздо легче убеждать другие страны прислушаться к нашим решениям», — подчеркнула эксперт.

Как происходит арест и конфискация

Заморозка активов и имущества за границей обычно происходит в административном формате, а не судебным путём. Впрочем, у государств практики разнятся. У одних арест налагается по решению суда, удругих — решением органа юстиции или президента.

«Когда речь идет о замораживании, то здесь много вариантов. Но когда речь идет о конфискации, то из-за глубины своего вмешательства в собственность она должна осуществляться исключительно через суд с соблюдением прав владельца», — объясняет международную практику Татьяна Хутор.

Принимая решения о замораживании или конфискации активов или имущества, в США и ЕС могут ориентироватся на тесное сотрудничество их владельцев с кремлевским режимом, поддержку терроризма, разжигание межнациональной розни, войны. Все зависит от наличия формулировок в действующем законодательстве.

Наиболее громкие случаи ареста имущества лиц, связанных с РФ

Еще в середине марта финансовая гвардия Италии арестовала самый большой в мире мотосейлер (парусное судно, способное двигаться как с помощью ветра, так и мотора) длиной в 150 метров стоимостью €530 млн, принадлежащего активам российского миллиардера Андрея Мельниченко.

За считанные дни после этого уже хорватская полиция арестовала дорогостоящую яхту Royal Romance Виктора Медведчука, которая является одной из пяти крупнейших яхт в мире — ее стоимость оценивается в $200 млн. Вместе с тем власти наложили аресты на еще несколько элитных плавсредств, связанных с русскими олигархами.

Уже в апреле полиция Фиджи арестовала яхту находящегося под санкциями США, Великобритании и ЕС российского олигарха Сулеймана Керимова Amadea. Капитана допрашивали, чтобы понять, как он доставил судно в порт этого островного государства в Тихом океане без таможенного оформления.

А в начале мая власти Италии наложили арест на яхту «Шехерезада» стоимостью в $700 млн в итальянском порту Марина ди Каррара, которая, вероятно, принадлежит самому Путину.

Не отстает и Франция. В конце апреля, после ареста 4 яхт лиц, связанных с РФ, 6 вертолетов и около 30 вилл, там арестовали 3 виллы российских олигархов на юге страны. Речь идет о имении Олега Дерипаски, бывшего зятя Путина Кирилла Шамалова и чеченского бизнесмена Мусы Бажаева.

Также в апреле греческая береговая охрана заблокировала российский нефтяной танкер при движении к месту назначения. Приказ об аресте корабля был издан органом по борьбе с отмыванием денег в соответствии с инструкциями по санкциям, введенным против России Евросоюзом из-за ее вторжения в Украину.