Preloader

Коронавирус: стратегия выхода из кризиса


Buffer

Израиль был одной из первых стран, которые вовремя и адекватно отреагировали на эпидемию коронавируса. Каждый шаг, предпринятый министерством здравоохранения, в то время воспринимался радикальным и скандальным, но в течение недели или двух это стало стандартными мерами во многих странах с эффективным руководством.

Об этом сообщает Футляр от виолончели


Прекращение полетов в Китай, помещение в карантин лиц, возвращающихся из-за границы, «закрытие неба», в том числе для возвращающихся из США, эпидемиологические расследования по каждому пациенту, ограничение контактов, социальное дистанцирование и, наконец, домашний карантин для всех. Все эти шаги, кроме последнего, были приняты в Израиле намного раньше, чем в европейских странах. Благодаря этим решительным действиям, мы получили лучший подарок в этом кризисе — время.


По оценкам, Израиль выиграл 14 дней по сравнению с европейскими странами и США. Если вы думаете, что это небольшой отрезок времени, знайте: в терминах эпидемии это означает, что в Израиле сегодня в 10-15 раз меньше заболевших, чем могло быть согласно статистике.


Но время утекает. Каждый день приближает нас к тому моменту, когда система здравоохранения захлебнется волной тысяч пациентов, которые нуждаются в искусственной вентиляции лёгких и интенсивной терапии.


Даже если бы Израиль был страной с оптимальной реанимационной инфраструктурой, система здравоохранения выдержала бы в таком режиме не больше недели. Но у нас нет оптимальной инфраструктуры реанимаций. Наоборот, по числу коек в реанимации на тысячу человек населения мы занимаем одно из последних мест в рейтинге стран ОЭСР.


Следовательно, в настоящее время существует только одно решение: резкое сдерживание числа новых инфицированных, начиная с завтрашнего дня. В противном случае в течение двух недель десятки тысяч израильтян заболеют коронавирусом, и пяти процентам из них понадобится интенсивная терапия.


Сдерживание возможно только одним способом: домашний карантин. Каждый остается в своём доме, в кругу семьи, отрезаны все контакты, даже самые минимальные, с внешним миром. Во всем мире развивается движение #stayhome, которое призывает всех оставаться дома во имя социальной солидарности. Это — рецепт для резкого сокращения числа новых заразившихся, и Израиль сегодня должен выйти на этот уровень.


Здесь нет места для рискованных ставок. Насколько частичный карантин, уже введенный Израилем, уменьшил заражение? В какой-то мере. Мы узнаем это только через две недели. Но если он окажется неэффективным, то каждый день число инфицированных в пик эпидемии (который, как прогнозируется, наступит примерно через месяц) будет увеличиваться на 33 процента, что неизбежно приведет к краху системы здравоохранения.


Такой коллапс означает не только неоправданные смерти 5 процентов заболевших коронавирусом. Это будет смертельная угроза и для других больных, которым по тем или иным причинам в это время понадобится интенсивная терапия. При заболеваниях сердца, почек и лёгких при отсутствии функционирующей системы здравоохранения каждое осложнение может привести к летальному исходу.


Что будет в следующем месяце?


Те дни форы, которые Израиль получил благодаря своевременным и решительным действиям, заканчиваются. В течение следующих двух недель мы будем пожинать урожай нашего общественного поведения за последний месяц. Это правда, что директивы минздрава в той или иной степени соблюдаются, но возможны события, которые могут оказаться переломными.


Всего две недели назад Израиль праздновал Пурим. Во многих городах массовые мероприятия были отменены, но в Тель-Авиве царила атмосфера вечеринки, и толпы людей гуляли по улицам.


Если в ближайшие дни мы увидим всплеск смертности среди молодых тель-авивцев, я не удивлюсь. Счёт поступает к оплате после двухнедельной задержки. То же самое относится и к большим свадьбам в ультраортодоксальном секторе, которые проводились на прошлой неделе.


Если в течение следующих двух недель заболеваемость значительно возрастет и больницы окажутся перегруженными, развитие событий может пойти по одному из двух сценариев.


Первый: если у нас введут полный карантин, вероятно, через две недели в Израиле произойдет существенное торможение эпидемии, число заболевших не превысит десяти тысяч, и наша система здравоохранения выстоит и будет продолжать функционировать.


Второй: если же карантин будет соблюдаться лишь частично, как это происходит в настоящее время, существует вероятность того, что мы увидим дальнейшее ухудшение и перейдем порог возможностей нашей системы здравоохранения, а затем уровень смертности будет резко возрастать в течение многих недель. В этот момент правительство все равно введет полный карантин, который будет ещё более экстремальным, чем любой из известных нам до сих пор, причём без чёткой даты истечения его срока.


При оптимистичном сценарии — полном карантине — мы дотянем до конца апреля, не превысив максимальные возможности нашей системы здравоохранения. И, возможно, даже увидим тенденцию к снижению заболеваемости и уменьшению числа новых случаев, диагностируемых каждый день. Все зависит от нас и уровня смертности за последнюю неделю марта.


Ключевой вопрос: какова стратегия выхода?


Когда мы начинаем столь разрушительный для экономики процесс, как полный карантин, должна существовать чёткая стратегия выхода с несколькими возможными сценариями, в зависимости от развития событий. Любой эндшпиль должен быть направлен на чёткое прекращение карантина и полное, долгосрочное возвращение к нормальной жизни. Пока трудно заниматься предсказаниями, но в начале февраля, а затем в начале марта я пытался делать такие прогнозы. Попробую сделать это ещё раз.


Давайте начнём с финала, другими словами, нового статус-кво. Думаю, ситуация будет напоминать то, что происходит сегодня в Южной Корее. Там ещё есть новые заболевшие, но вирус распространяется с контролируемой скоростью, что поддерживает «безопасное расстояние» до выхода из строя системы здравоохранения. Другими словами, самое важное — рассчитать на несколько недель вперед динамику распространения вируса, чтобы понять, приближаемся ли мы на опасное расстояние к максимальному пределу работы реанимационных отделений больниц. В зависимости от этого можно ослабить либо ужесточить режим.


Есть и другие факторы, от которых зависит прогноз: насколько дисциплинированно и осторожно ведёт себя население, насколько бескомпромиссно оно пытается противостоять эпидемии; насколько широкими и доступными будут анализы на коронавирус, которые позволят немедленно помещать в стационарный карантин многих заболевших, даже если их болезнь протекает бессимптомно. В таком случае требуется не домашний карантин — человека следует поместить в специальный изолятор, чтобы он хотя бы не заразил членов семьи.


Отслеживание цепочек заражения – это превентивное выявление потенциальных зараженных на самой ранней стадии при малом числе заболевших; а при разросшейся эпидемии — массированная система, основанная на большом числе анализов и независимых отчетов при широкомасштабном укреплении системы здравоохранения дополнительным персоналом с максимальной защитой медработников и длительным карантином для групп риска.


Последний шаг — изоляция пожилых людей, которые признаны наиболее уязвимой группой с медицинской точки зрения. Это важнее всего остального. Следует также создать систему психологической и физической поддержки для этих людей на протяжении всего кризиса.


Мы можем предположить, что частичного выполнения этих рекомендаций недостаточно для достижения желаемого результата. Мы должны принять более строгие меры, чем сейчас, используя примеры стран, которым удалось остановить эпидемию. В любом случае, многие государства, такие как Франция, Новая Зеландия и другие, сделали это в последние дни в качестве превентивного шага, не дожидаясь кризиса, как в Италии и в Испании.


Если правительство не предпримет решительных шагов, мы, скорее всего, получим худшее из обоих вариантов: и длительный частичный карантин, и удар по экономике, и риск краха системы здравоохранения, но через две недели все равно будет введен полный карантин, который, возможно, будет длиться месяцами.


Президент США Дональд Трамп объявил, что правительство не должно предпринимать шаги, при которых лекарство хуже, чем сама болезнь, ссылаясь на экономические последствия карантина. Это хорошее сравнение. При раке число злокачественных клеток постоянно удваивается. Если у вас нет химиотерапии на ранних стадиях заболевания, когда лечение действительно хуже, чем сама болезнь, потом болезнь практически невозможно остановить. И если больной спохватился и начал химиотерапию с опозданием, то страданий гораздо больше, а лечение помогает гораздо меньше. Здесь профилактика предпочтительнее лечения.


Если мы сумеем остановить рост распространения заболевания и смертности в течение трёх недель, мы сможем начать постепенный выход из карантина, пока не достигнем нового оптимального статус-кво. Мы не вернемся сразу к нормальной жизни, которая была ещё два месяца назад, но будем восстанавливаться медленно и постепенно. И кто знает, может быть, лето принесёт значительное ослабление болезни, и мы присоединимся к странам, которым удалось избежать катастрофы.


Как бы то ни было, ближайшие дни имеют решающее значение, и я надеюсь, что мы будем делать правильные и решительные шаги, как индивидуально, так и на национальном уровне.


Профессор Ран Балицер, врач-исследователь в области общественного здравоохранения, директор-основатель исследовательского института службы здоровья «Клалит», «ХаАрец», Ц.З. Фото: Corinna Kern, Reuters˜


  • Facebook
  • Facebook Messenger
  • VKontakte
  • Odnoklassniki
  • WhatsApp
  • Viber
  • Skype
  • Telegram
  • Twitter
  • Email
  • Buffer


тэги Израиль карантин Корона Минздрав эпидемия

Источник: “https://detaly.co.il/koronavirus-strategiya-vyhoda-iz-krizisa/”