Preloader

Попытка – не пытка

Сергей ДОРОХОВ

В Петропавловске адвокат Куандык МУХАМЕДЬЯРОВ (на снимке) добивается привлечения к ответственности за сокрытие преступления и коррупционных правонарушений спецпрокурора Северо-Казахстанской областной прокуратуры Ольги ПИЛИПЕНКО. Он уверяет, что борьба с пытками граждан в правоохранительных органах превратилась в кампанейщину. А многочисленные ляпы и нестыковки в расследованиях по таким делам, проводившихся спецпрокурором Пилипенко, по его мнению, навевают мысли о ее желании то ли увести настоящих преступников от ответственности, то ли сделать виноватыми совершенно непричастных людей ради лишней «палки» в раскрытии преступлений.

Защищать полицейского, обвиняемого в пытках задержанных, дело крайне неблагодарное. Однако в деле бывшего оперуполномоченного 2 отдела полиции УВД Петропавловска Нуржана СЫЗБАЕВА, оказавшегося в роли обвиняемого в пытках, накопилось слишком много странностей. Они-то и выводят его за рамки заурядной истории о плохом полицейском, кулаками выбивающем показания.

Оказавшиеся в роли потерпевших по уголовному делу Нуржана Сызбаева четверо жителей Петропавловска Руслан КАРИМОВ, Вадим БУЛИН, Богдан КОТОВ и несовершеннолетний Евгений РАЙКО в поле зрения полиции попадали не один раз. Этих состоящих на учете наркоманов и токсикоманов местные стражи порядка из 2 отдела полиции имели обыкновение таскать в участок, как только на территории их района случалась какая-нибудь кража. Так получилось и в середине лета прошлого года, когда их сначала доставили в отдел 16 июля по подозрению в краже велосипеда у одного гражданина, а потом и 18 июля по подозрению в краже инструментов у другого жителя города. Каждый раз их при этом нещадно лупили, вынуждая сознаться в содеянном. Но уголовное дело по их заявлениям 28 июля 2013 года было возбуждено только по факту их доставления в отдел полиции 18 июля.

- Его расследованием начал заниматься старший следователь Управления собственной безопасности ДВД Северо-Казахстанской области Улан КУЛУШОВ. Он и предъявил на опознание потерпевшим пятерых работавших в тот день полицейских, в число которых входил и мой подзащитный, оперуполномоченный Нуржан Сызбаев. Опознание фиксировалось на видео, однако, потерпевшие не смогли показать на кого-либо из этих полицейских, как на своих мучителей, что и было зафиксировано в протоколах, - рассказывает Куандык Мухамедьяров. - Когда в октябре прошлого года дело было передано спецпрокурору Ольге Пилипенко, она назначила психолого-криминалистическую экспертизу по этим видеозаписям. Вот только почему-то на экспертное исследование были представлены видеозаписи опознания всех сотрудников за исключением Сызбаева.

В результате эксперт дал заключение, что речь потерпевших при опознании сотрудников полиции «в целом создает впечатление о том, что она является неподготовленной речью» и никакого давления на них не оказывалось. Словом, четыре сотрудника второго отдела полиции оказались вне подозрений, поскольку их не опознали, а под молотки угодил один только Сызбаев, потому что видео, где его не опознают четверо потерпевших, попросту исчезло.

Уже потом, в суде, старший следователь Улан Кулушов пояснил, что видео опознания Сызбаева не было предоставлено на экспертизу, потому что он его будто бы потерял. Примечательно, что спецпрокурор Пилипенко при назначении экспертиз видеозаписей уже знала о пропаже этого важного вещественного доказательства. Она подтвердила это в ходе судебного заседания летом нынешнего года, но в октябре прошлого года никому об этом не сообщила и никаких мер не предприняла.

- А ведь в действиях следователя Кулушова прямо усматривались признаки преступления, предусмотренного ст.316 УК РК - халатности либо дисциплинарного проступка. И таким образом, получается, Пилипенко укрыла это преступление,- считает адвокат Мухамедьяров.

Впрочем, настоящий скандал с этим делом случился во время судебного процесса. Постановлением Петропавловского городского суда от 10 июля 2014 года состоявшееся производство по уголовному делу бывшего опера Нуржана Сызбаева было признано недействительным с самого момента его возбуждения! Потому как было «достоверно установлено, что старший следователь УСБ ДВД СКО Кулушов У.Ш. не мог принимать участие по настоящему уголовному делу, поскольку с 18 июня 2013 года по 28 июля 2013 года находился в трудовом отпуске». Каким образом он, находясь на отдыхе, мог возбудить это уголовное дело и заниматься его расследованием, до сих пор остается загадкой.

Мало того, в суде выяснилось, что и УСБ-шники, и спецпрокурор Ольга Пилипенко во время своего расследования успешно закрывали глаза на заявления потерпевших о вымогательстве у них денег полицейскими за непривлечение их к уголовной ответственности: «Сотрудниками УСБ ДВД СКО и специальным прокурором прокуратуры Северо-Казахстанской области Пилипенко О.А. при проведении проверки и расследования уголовного дела в отношении Сызбаева Н.Е., достоверно уведомленными из содержания заявления Каримова Р.К. от 19 июля 2013 года о наличии факта вымогательства парнем по имени Сабит, который является начальником уголовного розыска, с него денежных средств в сумме 20 000 тенге за непривлечение к уголовной ответственности, факт вымогательства денежных средств не был зарегистрирован и каких-либо оперативно-розыскных мероприятий не было проведено».

Все указанные выше факты нашли свое отражение в частном постановлении судьи Хибат ТЕМЕРГАЛИЕВОЙ на имя прокурора Северо-Казахстанской области. Бывший опер Нуржан Сызбаев восемь месяцев провел в камере, а после этого суда был отпущен под домашний арест. Он уверяет, что и пальцем не трогал четверых потерпевших. Свои синяки, по его словам, они получили не 18 июля 2013 года, о чем говорится в деле, а 16 июля, во время первого их доставления в полицию, и он к их побоям совершенно не причастен. Тем не менее, он очень боится, что теперь прокуроры из кожи вон вылезут, чтобы его посадить, потому что иначе кому-то придется отвечать за его незаконное пребывание в СИЗО.

Между тем выяснилось, что это не первые такие «подвиги» на ниве борьбы с пытками спецпрокурора Ольги Пилипинко. До этого она занималась расследованием уголовного дела по факту смерти некоего арестанта Вишнивецкого, умершего 19 мая 2013 года в следственном изоляторе Петропавловска. В его гибели она обвинила старшего специалиста по корпусу отдела режима и охраны РГУ «Учреждения ЕС 164/1 КУИС МВД РК» прапорщика юстиции Азамата БАТЕНОВА и контролера отдела режима и охраны этого же учреждения сержанта Данияра САРСЕНОВА. Согласно обвинительному заключению, эти двое долго били арестанта руками, ногами и резиновыми палками, отчего он через несколько часов и скончался. Однако в этом деле тоже оказалось столько ляпов и нестыковок, что государственный обвинитель на процессе 30 января этого года заявил ходатайство о возвращении уголовного дела в прокуратуру Северо-Казахстанской области для дополнительного расследования. И суд его ходатайство удовлетворил. Что происходит с этим делом сейчас - неизвестно, но в суд с тех пор оно так и не попадало. Обвиняемые, говорят, уже восстановились на службе, а кто на самом деле забил арестанта Вишнивецкого до смерти, остается только догадываться. Ольга Пилипенко получили за такое свое расследования выговор.

А то, что спецпрокурор Пилипенко до сих пор не понесла никакого наказания за свое весьма странное расследование уголовного дела Нуржана Сызбаева, его адвокат Куандык Мухамедьяров склонен объяснять следующим образом:

- Органы прокуратуры громко заявляют о решительной борьбе против пыток, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов. И подкрепляют свои заявления примерами осуждения таких сотрудников к различным срокам лишения свободы. Но при этом почему-то закрывают глаза на нарушения законности, допускаемые самими сотрудниками прокуратуры, расследующими дела в отношении полицейских по фактам пыток.

Фото автора